Генно-модифицированные организмы (ГМО)

Внедрение генно-модифицированных организмов является, очевидно, одним из серьезнейших экологических, социальных, этических и даже экзистенциальных вызовов, с которыми когда-либо сталкивалось человечество.

В основе проблемы лежит достаточно простая для общего понимания технология: мы научились заменять одни гены в ДНК организма другими, а также добавлять, убирать, блокировать или активировать нужные нам последовательности нуклеотидов. В результате всего за одно поколение, минуя долгий и монотонный селекционный отбор, мы можем получить сорт растений или породу животных с нужными нам свойствами: лучшей урожайностью, большей массой, высоким содержанием микроэлементов, устойчивостью к определенным болезням и так далее. То есть, согласно определению ВОЗ,  ГМО — это организмы, чей генетический материал (ДНК) был изменен, причём такие изменения были бы невозможны в природе в результате размножения или естественной рекомбинации генов.

Практически с момента своего зарождения ГМО-исследования подверглись массированной критике; поначалу — с этических позиций. Сейчас люди больше обеспокоены безопасностью генно-модифицированных пищевых продуктов. Кроме того, серьезные опасения вызывает непредсказуемость влияния ГМО на естественные экосистемы в целом, на устоявшиеся сельскохозяйственные практики, а также последствия миграции модифицированных генов в нецелевые организмы.

Возможно, наиболее сильно противостояние «за» и «против» ГМО проявляется в двух бестселлерах: книге Александра Панчина «Сумма биотехнологии. Руководство по борьбе с мифами о генетической модификации растений, животных и людей» и книге Уильяма Фредерика Энгдаля «Семена разрушения. Тайная подоплёка генетических манипуляций».


Александр Панчин vs Уильям Ф. Энгдаль

Ниже суммированы основные доводы современных сторонников и противников ГМО:

За: ГМО «существенно эквивалентны», т.е. практически идентичны селекционным продуктам. Если взять ГМО-морковь и селекционную морковь, и если по форме и содержанию (фенотипу и генотипу) они существенно эквивалентны, то почему не использовать ГМО?

Против: «Существенный эквивалент» (substantial equivalence) — это не более чем термин, социальный конструкт, научный консенсус, способ говорить, не более того. На текущем этапе развития науки мы со стопроцентной достоверностью не знаем, до какой степени образцы одного и того же сорта, но полученные с помощью ГМО и селекции, похожи.

За: В геномы ГМО просто встроены / убраны / заменены нужные нам гены. Улучшенный геном дает нужные нам новые свойства. В остальном это, по сути, тот же организм.

Против: Геном — это не кирпичная стена, где можно заменить один кирпич на другой без ущерба для остальных. Это целостная взаимосогласованная система, где всё влияет на всё. Существуют сцепленные гены, когда внешне, на первый взгляд, не связанные признаки взаимно обуславливают друг друга на генетическом уровне, и, что главное, существует, вероятно, еще много в работе геноме, чего мы пока не знаем.

За: Селекция — это, в общем, та же генетическая манипуляция. Отбирая по внешнему признаку (по фенотипу), селекционер, на деле, отбирает отвечающие за фенотип генотипы, закрепляя или отбраковывая нужные ему гены. Единственная разница — селекционеру требуются многие поколения, чтобы закрепить нужное ему свойство (вывести новый сорт или породу). Генный инженер может сделать то же за одно поколение, сэкономив ресурсы.

Против: Отбирая нужные организмы по внешним признакам (и, тем самым, отбирая и по генотипу), селекционер постепенно приближается к нужному результату. Каждое новое поколение отобранных организмов растет и развивается в определенной среде, приходит с ней в согласие (или естественным образом отбраковывается в случае нежизнеспособности), дает плодовитое потомство, которое, в свою очередь, является основой для дальнейшего планомерного отбора. Результаты селекционного отбора оцениваются на большой и долгосрочной выборке, и к воспроизводству допускаются лишь здоровые особи. Т.е., хоть селекция так же представляет собой генетическое «вмешательство в природу», но оно идет в согласии со средой и обеспечивает устойчивую выживаемость новых пород и сортов и их экологическую уместность / приспособленность к данной среде. ГМО же, в долгосрочной перспективе, могут дать непредсказуемый эффект.

За: Многочисленные исследования ГМО не выявили их негативного влияния на организмы других животных.

Против: Противники ГМО оставляют за собой право не поверить данному заявлению. Во-первых, немалая часть ГМО-экспериментов финансируется крупнейшими мировыми агрохолдингами, т.е. интересантами, что уже подрывает доверие к результатам таких исследований.

Во-вторых, трудно не заметить, что текущие исследования последствий употребления ГМО продуктов (по крайней мере, тех, о которых наиболее выпукло сообщают в широкой прессе) проходят на малых временных отрезках, часто — при жизни одного поколения испытуемых. На таком основании нельзя строить достоверные научные выводы.

Противники ГМО как раз больше всего и опасаются, что генетические манипуляции могут проявиться непредсказуемыми, сопутствующими нарушениями именно через несколько поколений, т.е. нужны продолжительные исследования, сравнимые, по сути, с временем работы селекционера.

За: Еще ни один человек не умер от ГМО.

Против: Это не научное, а риторическое (и, строго говоря, манипулятивное) утверждение. Никто и не говорил, что ГМО — это яд, от которого человек должен умереть непосредственно после принятия. С таким же успехом можно заявить, что еще ни один человек не умер от курения. Разумеется, человек умирает не от акта курения, а от развивающихся сопутствующих заболеваний, катастрофические последствия которых могут проявиться и через десятилетия или через детей.

Противники ГМО утверждают, что мы пока слишком мало знаем о работе геноме и о потенциально негативном долгосрочном влиянии ГМО на человека и экосистемы. И, поскольку мы не имеем даже теоретической возможности со стопроцентной вероятностью предсказать долгосрочные последствия употребления ГМО (которые могут проявиться и через поколения), а также, принимая во внимание, что ГМО предлагается нам в пищу (т.е. под угрозой оказывается пищевая / продовольственная безопасность), то наиболее естественным представляется принять все возможные меры предосторожности и приостановить активное внедрение ГМО.

За: Внедрение ГМО решает продовольственную проблему человечества: генно-модифицированный организм можно сделать устойчивым к заболеваниям, климату, вредителям, повысить содержание необходимых нам витаминов и микроэлементов, особенно для регионов, испытывающих нехватку таковых, улучшить урожайность и т.д.

Против: Привычный нам и проверенный тысячелетиями селекционный отбор работает с целыми поколениями растений и животных в условиях конкретного региона, гарантируя воспроизводство лишь жизнеспособных и здоровых применительно к данной среде. Если, допустим, получившееся растение не может накапливать избыточное количество витамина А (необходимого людям именно в данной местности), то, что же, таков результат компромисса человека и природы. Да, генные модификации позволят искусственно нарастить продуцирование такого витамина, но при этом нарушится как баланс самого генома, так и его экологическая приемлемость в данной среде. В конце концов, даже такое «естественное», на первый взгляд, вмешательство в природу, как целенаправленное или невольное интродуцирование (перенос) видов в другие регионы (американская норка в Россию, кролики в Австралию и т.д.) почти всегда оборачивалось катастрофическими последствиями для местных экосистем.

Яндекс.Метрика